На четверть меньше

В 731 номере "Российской Бизнес-газеты" от 8 декабря 2009 года опубликовано интервью Елены Шмелевой с Владимиром Сливяком ("Экозащита!") "На четверть меньше. Как международные климатические соглашения повлияют на экономику России", посвященное проблеме изменения климата. Это интервью мы публикуем ниже.

На четверть меньше
Как международные климатические соглашения повлияют на экономику России

Вчера в Копенгагене начала свою работу итоговая конференция ООН по изменению климата.

Недавно на саммите ЕС-Россия президент России Дмитрий Медведев заявил о том, что наша страна готова сократить выбросы парниковых газов к 2020 году на 25% от уровня 1990 года. В свете подготовки глобального климатического соглашения, которое в 2013 году придет на смену Киотскому протоколу, это заявление должно придать импульс международным переговорам и подтолкнуть другие развитые страны к повышению собственных обязательств по сокращению выбросов. О том, как посткиотское соглашение повлияет на экономику и бизнес, "РБГ" рассказал российский наблюдатель на переговорных сессиях ООН по климату, сопредседатель российской экологической организации "Экозащита!" Владимир Сливяк.

- Владимир, что означает это решение для экономики России, ведь известно, что есть немало скептиков, которые говорят о том, что снижение выбросов замедлит экономический рост?
- Это решение не требует от России каких-либо немедленных мер, ограничивающих экономический рост. Сейчас выбросы парниковых газов примерно на 37% ниже по сравнению с базовым уровнем 1990 года. Таким образом, до уровня минус 25% еще далеко. Учитывая экономический кризис, выбросы будут расти медленно и вряд ли достигнут обозначенного уровня в обозримом будущем. Значение этого заявления президента прежде всего политическое - оно подтолкнет переговорный процесс в ООН по подготовке посткиотского соглашения, которое важно не только с экологической точки зрения, но и откроет для России новые возможности, связанные с модернизацией промышленности и энергетики. Вместе с этим у России есть и более долгосрочная цель по сокращению выбросов, объявленная президентом в июле на саммите "большой восьмерки" в Италии - минус 50% к 2050 году. Достижение этого уровня потребует перехода на низкоуглеродную экономику с принципиально более высоким уровнем энергоэффективности. Другими словами, это масштабная модернизация российской экономики, что означает не только большие затраты, но и большие возможности для бизнеса.

- Зачем нужно сокращать выбросы, ведь экономика может развиваться и модернизироваться без этих ограничений?
- Потери мировой экономики от изменения климата к 2010 году могут достигнуть 20% от глобального валового внутреннего продукта (ВВП), и Россия здесь не исключение. Среди негативных последствий для нашей страны: серьезное снижение урожайности сельскохозяйственных культур, особенно на юге страны (небольшое повышение урожайности на севере страны не сможет компенсировать потерь в долгосрочной перспективе), широкое распространение инфекционных заболеваний, ранее не встречавшихся в наших широтах, изменение стока рек и частое затопление населенных пунктов, увеличение количества стихийных бедствий, вызванных природными катаклизмами, таяние вечной мерзлоты. А ведь здания и объекты в Арктике и северных регионах (например, атомные станции) строились исходя из аксиомы, что вечная мерзлота никогда не растает. В результате растет уровень грунтовых вод в северных регионах, что таит угрозу масштабных наводнений, возрастает нагрузка на трубопроводы. К сожалению, для большинства российских регионов изменение климата несет такие угрозы, с которыми ранее не сталкивались, а следовательно, власти там не подготовлены к ликвидации последствий изменения климата.

Сокращение выбросов - единственно возможный ответ человечества на угрозу изменения климата и в любом случае благо и для человека, и для окружающей среды. Согласно выводам ученых (МГЭИК), чтобы избежать наиболее негативных последствий изменений климата, к 2020 году глобальные выбросы должны быть снижены на 25-40%. Но крайне важно понимать, что меры по снижению выбросов, которые рано или поздно придется осуществлять в любом случае, - это не столько ограничения для экономики, сколько новые возможности, иной путь экономического развития - более эффективный, более экологичный. Ведь примеры многих европейских стран показывают, что экономический рост возможен и без увеличения выбросов парниковых газов.

- Низкоуглеродная модель экономики, позволяющая радикально уменьшить выбросы парниковых газов, - что это такое, какие возможности она открывает?
- Повышение энергоэффективности, причем одновременно на стороне предложения (повышение эффективности использования топлива для производства энергии) и на стороне спроса (повышение эффективности использования и снижение потерь энергии при производстве конечных товаров и услуг). Движение в этом направлении уже идет - в прошлом году появился указ президента о повышении энергоэффективности на 40%.

Разработка и внедрение низкоуглеродных технологий. Здесь есть огромный потенциал для российского бизнеса, потому что технологии энергоэффективности в России не развиты, а потенциал - и в промышленности, и в быту - просто огромен и существенно превышает 40%, есть куда развиваться.

Наряду с мерами по энергоэффективности необходимо разрабатывать и внедрять низкоуглеродные технологии. Среди них следует прежде всего выделить использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) - ветроэнергетики, приливных электростанций, солнечных батарей, гидроэнергетики, биоэнергетики. К сожалению, во многих случаях эти технологии оказываются дороже, чем традиционные технологии, основанные на сжигании ископаемого топлива. Поэтому для их внедрения требуется государственная поддержка и специальные меры стимулирования. Но вместе с этим с течением времени происходит удешевление подобных технологий, потому что масштабные инвестиции удешевляют использование ВИЭ. Успешный пример реализации мер, направленных на повышение энергоэффективности и внедрение низкоуглеродных технологий, демонстрирует Дания. В 2005 г. доля возобновляемых источников в конечном энергопотреблении составила 17%, а в производстве электроэнергии - без малого 30%.

В 2009 г. правительство России поставило задачу к 2020 г. снизить энергоемкость ВВП на 40% и увеличить долю возобновляемых источников энергии до 4,5% против нынешних 0,9%. Между тем доступный для коммерческого освоения потенциал возобновляемой энергетики в России позволяет обеспечить до 25% годового потребления энергии. В России этот вид бизнеса, в отличие от остального мира, практически не развит, а потенциал огромен.

- Есть ли какие-то оценки в отношении объема рынка низкоуглеродных технологий?
- Cегодня мировой рынок возобновляемой энергетики оценивается почти в 40 млрд долларов в год и уверенно растет. В 2005 г. прирост составил примерно 25%. Количество установок, работающих на солнечных батареях, увеличилось на 55%. К середине XXI столетия ожидается рост рынка низкоуглеродной энергетики до 500 млрд долларов в год. А это не только сокращение выбросов парниковых газов, но и миллионы новых рабочих мест и в самой энергетике, и в смежных отраслях, включая науку, образование, прикладные исследования и разработки. Сегодня по всему миру в отрасли занято уже 1,7 млн человек, и это только начало. В 2007 г. совокупные инвестиции в ВИЭ во всем мире составили около 70 млрд долларов.

Переход к низкоуглеродной экономике, реализация в глобальном масштабе мер с целью сокращения выбросов парниковых газов открывают возможности для развития новых секторов и видов деятельности, ведут к структурной перестройке в энергетике и других отраслях и сопровождаются целым рядом позитивных экономических и экологических эффектов как на глобальном, так и на местном уровне.

В сфере финансов большие возможности связаны с торговлей сокращенными выбросами - квотами на выбросы, чистой энергетикой, страхованием. Вот лишь несколько цифр. В 2008 г. оборот углеродного рынка превысил 100 млрд долларов и составил 122 млрд долларов. В том числе оборот торговли сертифицированными сокращениями выбросов с развивающимися странами составил 32 млрд долларов.

- Можно ли говорить о конкретных экономических выгодах для российских компаний?
- Во-первых, нужно сказать, что ни действующий Киотский протокол, ни новое соглашение в том виде, в котором мы его ожидаем, не накладывают на российские компании никаких ограничений, которых не было бы уже отражено в существующих документах правительства. Во-вторых, усилия по сокращению выбросов парниковых газов в России приведут, например, к привлечению сопутствующих инвестиций в проекты, связанные с энергоэффективностью, развитием возобновляемой энергетики. Вне всякого сомнения, будет активно развиваться инфраструктура углеродного рынка в России, в том числе в секторе услуг (аудит, консалтинг, страхование, банковское кредитование). Также появятся новые стимулы для развития наукоемких технологий, произойдет увеличение занятости в этом секторе.

Таким образом, уместно говорить о том, что международные климатические соглашения в целом не только не препятствие, а скорее локомотив для обновления экономики, для развития новых видов бизнеса, в которых Россия сегодня отстает от остального мира. Вместе с этим при соответствующих усилиях правительства низкоуглеродная экономика вполне достижима, а российские компании, которые будут вовлечены в ее строительство, получат выгоды не только на внутренней арене, но и на международном низкоуглеродном рынке, к созданию которого, в глобальном масштабе, сейчас двигается весь мир.

http://www.rg.ru/2009/12/08/ekonomika.html

Designed by WS-teamm